Егор Иванов: «Иннополис – это город для смелых и дерзких, для современных бамовцев»

На начальном этапе импульс Иннополису должны дать государство и оборонно-промышленный комплекс, через два года подтянутся большие компании из частного сектора и только потом — стартапы и малый бизнес. Так считает мэр Иннополиса Егор Иванов, который в ходе интернет-конференции в «БИЗНЕС Online» ответил на вопросы читателей, ради чего в новый город за 10 лет должны приехать 155 тыс. человек, какие будут созданы условия для инвесторов и жителей и вообще как там с девушками.

 

РОССИИ НЕ ХВАТАЕТ МИЛЛИОНА АЙТИШНИКОВ

— Егор Александрович, наши читатели спрашивают, чем Иннополис отличается от IT-парков, не ждет ли его невнятная судьба «Сколково», зачем он вообще нужен, если айтишники могут удаленно работать из любой страны мира? Так что же это такое — Иннополис?

— Иннополис — это город со всем его многообразием. Это не кластер для айтишников, это не моногород, не наукоград, это именно полноценный город. Если сейчас основная ставка делается на IT-индустрию, IT-специалистов, то вообще это город про высокие технологии. Но в то же самое время, если посмотреть на мастер-план этого города, из 155 тысяч жителей, которые планируются в этом городе, 60 тысяч — это специалисты сектора высоких технологий, а остальные — обычные жители. Иннополис должен стать таким местом, которое притягивает своим многообразием — совершенно с разными сферами деятельности и специальностями людей.

— Почему же тогда акцент делается именно на IT?

— Тому есть масса причин. Причина номер один: IT сегодня самая востребованная сфера в мире, нет ни одной страны, которая не испытывала бы потребность в IT-специалистах. Совокупно во всем мире этим родом деятельности занимаются 18 миллионов человек. И в ближайшие 5 лет эта цифра увеличится миллионов на 8.

Если взять ведущие экономики мира — Великобритании, США, Канады, Южной Кореи, то у них айтишников — более 1 процента населения, а в России их пока порядка 400 тысяч. То есть при 145 миллионах населения нам не хватает миллиона IT-специалистов. Это огромная потребность! При этом российские вузы выпускают 50 тысяч специалистов в год. Если решать эту проблему линейным способом, то нам потребуются 20 лет. И понятно, что вопрос не в увеличении количества вузов.

При этом, несмотря на колоссальный дефицит, Россия еще является и центром оттока, специалисты продолжают уезжать из страны. Кроме того, у нас уникальная ситуация с точки зрения внутренней конкуренции, потому что Москва вытягивает самых лучших, как пылесос. Для экономики России это вроде бы неплохо, ведь специалисты остаются в стране и делают какие-то продукты. Но с другой стороны, не все готовы уезжать в Москву. Оставаясь в регионах, специалисты, к сожалению, не могут полноценно развиваться, потому что развиваться можно только там, где решают самые масштабные задачи и есть профессиональное сообщество. В силу того, что 70 процентов IT-рынка находится в Москве и большинство масштабных задач сосредоточено там, региональные экономики многое теряют. И это тоже большая проблема.

Почему еще мы говорим про IT, а не в целом про высокие технологии? Сегодня актуальным и важным становится термин «импортозамещение». И если взять какие-то промышленные индустрии, то очень сложно за короткое время сделать новый продукт, к примеру самолет. Просто технологический цикл длительный — на создание нового российского суперсамолета уйдет 10 - 20 лет. А в области IT результата можно добиться очень быстро — за три года можно создать полноценный продукт. К тому же сейчас абсолютная доминанта в большинстве продуктов программного обеспечения — у США, а это уже страновые риски. Поэтому сейчас весь фокус — на IT-сферу.

 

«ТА ЖЕ КРЕМНИЕВАЯ ДОЛИНА ОБРАЗОВАЛАСЬ ЗА СЧЕТ ГОСЗАКАЗА»

— Что можно создать российского в области IT?

— Много чего из глобального, например российскую операционную систему для мобильных устройств. Но мешает отсутствие рынка сбыта, в России он слишком маленький.

Вот все спрашивают, почему YotaPhone такой дорогой? Да потому что рынка нет! В России государство не поддерживает YotaPhone, госслужащие на него массово не переходят. В таких условиях бизнесу, как бы он ни старался, невозможно сделать нормальную себестоимость.

И здесь мы могли бы сотрудничать со странами БРИКС, масштаб которых позволяет сделать продукт, сравнимый с лучшими мировыми образцами.

— То есть правительства стран БРИКС должны приказать всем перейти на YotaPhone?

— Не приказать, а поддержать.

— Но, наверное, никто не приказывал переходить на Apple или Samsung! Просто надо сделать суперпродукт, которым захотят многие воспользоваться.

— Ни один продукт не может «выстрелить» без поддержки. Посмотрите, какая государственная поддержка была у корейских компаний на первом этапе! Никто же 20 лет назад там не пользовался продуктами Samsung.

Повторю, YotaPhone — очень качественный продукт, его основная проблема сегодня — это большая стоимость.

— Так, может быть, он и не нужен? Всегда настораживает, когда действуют не рыночными методами: дайте нам денег, а мы вам, может быть, что-нибудь сделаем... Может, лучше идти другим путем — создавать рыночную среду, здоровую конкуренцию?

— Так никто денег и не просит! Никто не просит инвестировать в технологию или компанию, но на начальном этапе надо помочь с рынком сбыта. Дальше все начнет развиваться само собой.

Та же Кремниевая долина образовалась за счет госзаказа, а сегодня это абсолютно рыночная экосистема. Так же и с Иннополисом: государство вложилось только на первом этапе. Дальше должны прийти частные инвестиции.

 

«КОМПАНИИ ВЫСАЖИВАЮТ В ИННОПОЛИС СВОИ ПРОЕКТНЫЕ КОМАНДЫ»

— Кто занимается привлечением инвесторов в город? Есть понимание, как начнет вариться этот «бульон»?

— Занимаюсь я, поскольку отвечаю за наполнение этого города энергией. Здесь все взаимосвязано: гендиректор ОЭЗ «Иннополис» Игорь Носов отвечает за привлечение резидентов в особую зону, но понятно, что резиденты не поедут в город, если здесь не будет жителей. Поэтому мы должны работать в связке.

Я считаю, что сегодня в городе есть большая потребность в бизнес-центрах, офисных площадях для небольших компаний, которые будут работать в Иннополисе, но при этом не будут становиться резидентами особой экономической зоны.

— И все-таки, как считаете, найдутся какие-то фонды для инвестирования стартапов, которые должны зародиться в городе?

— Я думаю, что многие заинтересуются. Вообще, интерес к Иннополису огромный. Все мы: и я, и Игорь Носов, и Рустам Минниханов, и Николай Никифоров — разговариваем с огромным количеством компаний и фондов, мы их сюда привозим и все показываем. И у всех есть живой интерес. Кто-то более осторожен. Коммерческие структуры относятся с недоверием к государственным проектам, но открытие города уже состоялось, они видят, что есть конкретный результат, и сразу меняют свое отношение. Уже появляются практические шаги: компании высаживают сюда проектные команды, начинают считать бизнес-кейсы приезда, стоимости жизни. Работа идет.

— Если рассматривать Иннополис как проект, то каковы его среднесрочные и долгосрочныепоказатели эффективности? (Тимур)

— С одной стороны, хочется, чтобы Иннополис стал местом притяжения, начал производить значимые российские продукты и сервисы. Как эти цели «оцифровать»? Непонятно. Но он однозначно должен стать таким! С другой стороны, у этой цели есть много производных в виде числа прописанных жителей, количества компаний, налоговых сборов в бюджет города. Но какого-то единого показателя эффективности нет.

 

«ПОКА В ИННОПОЛИСЕ ЖИВУТ НЕСКОЛЬКО СОТЕН ЧЕЛОВЕК, НО ОНИ САМЫЕ ЦЕННЫЕ»

— Что сегодня есть в Иннополисе?

— В Иннополисе уже началась жизнь: в город полностью переехал Университет Иннополис, а это порядка 150 преподавателей и сотрудников, а также 50 студентов. В августе появятся еще 400 студентов. Есть комфортабельные кампусы для студентов, есть квартиры для преподавателей — введено два 6-этажных дома на 105 квартир. Квартиры одно- и двухкомнатные, с мебелью и бытовой техникой. Сегодня идет строительство таунхаусов. Работают два кафе-столовых — в технопарке и университете. Это две разные компании, которые выиграли тендер, одна из них — федеральный игрок ОМС, другая — местная компания. Также в университете работает кафе «Кава» местного предпринимателя Аделя Ягудина.

Уже действует спортивный центр, который считается частью студенческого кампуса, но будет предоставлять услуги всем желающим. Им управляет ОАО «Иннополис», они наняли профессионального менеджера, который работал в «Планете Фитнес».

В ближайшее время планируется ввод объектов социальной инфраструктуры — детский садик, школа, медицинский центр. Передо мной стоит задача к 1 сентября запустить детсад на 250 детей и школу на 450 учащихся.

— Можно ли будет жителям Введенской слободы устроить своих детей в садик и школу в Иннополисе? (Роман)

— Это будет возможным, но пока мы до конца не понимаем модель — будет ли школа полностью бесплатной или все-таки какую-то долю средств мы будем брать с родителей на дополнительные дисциплины. Нам очень важно обеспечить высокий уровень образовательного процесса, потому что детские учреждения — это еще более сильный «якорь» притяжения, чем университет. Согласитесь, не у каждого в семье есть ребенок студенческого возраста, а вот детсадовского и школьного есть практически у всех. И мы должны дать им хорошее образование. Также есть планы запустить интернат с постоянным проживанием способных ребят 10 - 11-х классов.

Пока в Иннополисе живут несколько сотен человек, но они самые ценные для нас, потому что среди них — лучшие преподаватели, включая иностранных, которых университет с большим трудом собирал по всему миру. Им уже сейчас надо создать полноценную экосистему.

— Медицинский центр уже начали строить?

— Да, большой медицинский центр уже строится. Но пока с 1 июля на базе университета мы запускаем набор необходимых медицинских кабинетов: терапевт, диагностика, процедурный кабинет, стационар. Чуть позже запустим стоматологию.

— Когда откроется первый магазин? С какими торговыми сетями вы ведете переговоры?

— Мы разговариваем и с крупными сетями, но они быстро не придут. Есть планы, что большие торговые сети появятся до конца этого года. Сейчас мы вышли на финальную стадию запуска продуктового магазина формата «у дома». Надеюсь, в ближайшие несколько недель мы его откроем, а пока запустили доставку различных продуктов в Иннополис.

 

«ТЕХНОПАРК НЕ ОГРАНИЧИВАЕТСЯ ТОЛЬКО IT-РЕЗИДЕНТАМИ»

— Что из себя представляет технопарк?

— Это офисы общей площадью 40 тысяч квадратных метров на 2,5 тысячи сотрудников. Первые этажи предназначены для маленьких компаний, здесь помещения площадью 50 - 100 квадратных метров, они полностью отремонтированы и оборудованы. А верхние этажи отданы под свободную планировку, когда компании могут занимать целый сектор и делать ремонт под себя.

— А как обстоят дела с резидентами особой экономической зоны? Очередь стоит?

— Подписано соглашение о намерениях с госкорпорацией «Ростех», они уже выбрали себе помещение площадью 1,4 тысячи квадратных метра, сами сделают отделку, и скоро начнется их переезд. Затем «Ростех» будет строить свое здание на 60 тысяч «квадратов», сегодня идет согласование проекта. Также подписано соглашение о резидентстве с компаниями «Айтеко» и Huawei.

— Любая компания может переехать?

— Переехать может любая компания. Чтобы стать резидентами ОЭЗ, они должны пройти через определенный процесс. Это должны быть компании технико-внедренческого типа, которые создают продукт или сервис. Компаниям, которые занимаются только поддержкой или администрированием систем, стать резидентами сложно.

В первую очередь технопарк создан для привлечения IT-компаний, но ими не ограничивается. Другие компании просто получат немного другие условия.

— Какие льготы имеют резиденты?

— В течение первых пяти лет — освобождение от налога на прибыль, от транспортного налога, от налога на имущество и на землю. И 14 процентов — совокупный социальный налог.

 

— Почему обходят стороной «внедренцев» и сопровождающий персонал? Почему им не предоставляется Иннополисом никаких льгот? Министр Никифоров на открытии Иннополиса сказал: если вы производите продукт, то резидентом Иннополиса легко стать. А если нет? Разве мы не нужны? (Павел)

— С точки зрения особой экономической зоны, действительно, государство дает налоговые преференции тем компаниям, которые создают конечный продукт или сервис, у которых очень большие инвестиции в создание этого продукта. Институт ОЭЗ по сути своей является институтом развития, инвестируется в это развитие. Но при всем при этом компании, не создающие конечный продукт, тоже могут работать и жить в Иннополисе.

— Вы принимаете людей с готовым продуктом или с идеей? Насколько проект должен быть рентабельным? (Руслан Галлямов)

— Иннополис — это город, здесь нет формальной процедуры «приемки»! Каждый должен находить для себя мотив. Кто-то хочет быть поближе к индустрии, к выпускникам самого лучшего IT-образования в России, кто-то приходит в Иннополис за налоговыми льготами. Но чтобы стать резидентом особой экономической зоны, должен быть четкий бизнес-план. И если есть только идея, то стать резидентом ОЭЗ будет очень сложно.

 

«НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ СТАВКА — НА КОМПАНИИ ИЗ ГОССЕКТОРА»

— И все-таки какая мотивация у высококвалифицированных специалистов ехать в Иннополис, если он вообще может жить между Москвой и Лондоном? Даже если его компания прикажет ехать, вряд ли он поедет в эту глушь...

— Есть большое количество людей, которые, живя в Москве и получая большие зарплаты, по-прежнему не являются счастливыми. Потому что в Москве человек в среднем 136 часов в год проводит в пробках, там проблемы с экологией, есть сложности с получением социальных услуг и т. д. У многих есть базовые потребности в комфорте, в безопасности, в чистой экологии, в природе. И давайте будем исходить из базовой предпосылки, что человек хочет жить и работать в своей стране. Если здесь нет альтернативы, то он, конечно, уезжает за лучшими условиями.

— Программа продвижения Иннополиса есть? Скоро «ОПОРА России» проведет у вас свой форум. Вы хотите пропагандировать город через подобные мероприятия?

— Для продвижения города нет единого инструмента. На сегодняшнем этапе мы пытаемся «затащить» в Иннополис как можно больше различных мероприятий, чтобы привлечь к нему внимание. В дальнейшем, я думаю, мы будем более избирательными и будем проводить мероприятия, соответствующие платформе бренда, концепции города и отличающие его от других городов и площадок. Это одна из моделей продвижения.

Есть модель продвижения, связанная с непосредственным привлечением и вовлечением жителей, потому что на данном этапе это город, как я называю, для смелых и дерзких, для современных бамовцев. Понятно, что у нас пока нет того разнообразия, который предлагают Сингапур, Москва, Санкт-Петербург и даже Казань. Но тем не менее есть большое количество ребят с горящими глазами, которые верят в этот проект. После 9 июня, когда мы объявили, что город открыт, ежедневно нам на консьерж-сервис поступают десятки звонков, люди спрашивают о возможности переехать в Иннополис, об открытых вакансиях. Поэтому одна из задач, одна из платформ продвижения — это как раз соединение потребности со спросом.

— Что молодежь хочет поехать в модный город и много здесь зарабатывать — это неудивительно. Но кто создаст им хорошие рабочие места? Какая мотивация у бизнеса, кроме налоговой, чтобы приехать в Иннополис?

— Это финансовая мотивация и наличие сотрудников, а сотрудники притягиваются правильной экосистемой плюс выпускники и студенты Университета Иннополис.

— Это далекая перспектива. А сейчас какая крупная IT-компания поедет к вам?

— У компаний есть разная мотивация. Какие-то из них хотят централизовать ряд функций из регионов, и появляется мотивация создать такой центр в Иннополисе. Есть компании, у которых разрабатывается много продуктов в рамках головной компании, ряд продуктов является доминирующим над другими, а чтобы доминанта не происходила, есть мотивация переноса ряда функций в Иннополис. Есть компании, для которых преобладает исключительно финансовый драйвер, экономия на налогах. Есть три ключевых элемента для того, чтобы перебраться в Иннополис, — это налоговые льготы, наличие здесь высококвалифицированных кадров и сам Университет Иннополис.

Конечно, все сразу это не появится, поэтому на начальном этапе ставка должна быть на компании из госсектора, которые готовы инвестировать «в долгую». А в дальнейшем появится эта «химия», энергия, можно будет говорить про мотивацию для любой компании.

 

«КОСТЯК КОМАНДЫ — ЭТО ТАТАРСТАНСКИЕ РЕБЯТА»

— У вас уже создана команда для реализации задач? Как называется этот орган?

— Исполнительный комитет. В него входят представители очень многих регионов России. Вот какая география должна быть представлена в Иннополисе, такая география и в моей команде. Костяк команды — это татарстанские ребята.

— Как вы их набрали?

— В этом и есть мой опыт — построения команд с нуля. Это и рекомендации, и хедхантинг, и мой поиск. За эти полгода я провел порядка 100 собеседований, а моя команда в совокупности — более тысячи собеседований.

— У вас большая команда?

— Сейчас это порядка 20 человек, со временем, думаю, будет еще плюс 10 человек.

— По какой модели будет функционирование органов исполнительной власти города, какие полномочия они будут иметь по отношению к ОЭЗ и университету? (Наталья)

— Наверное, весь функционал надо разделить на две части. Первая — эксплуатация и жизнеобеспечение города, куда входят, например, и ЖКХ, и транспортное обеспечение, общий отдел. Вторая часть связана с развитием города. Это и различные проекты по городским инициативам, запуск услуг и сервисов, общественное пространство и парки, мероприятия и развлечения. Есть большой блок, связанный с маркетингом и коммуникациями. Есть также блок по работе с инвесторами и компаниями, с потенциальными налогоплательщиками.

Что касается взаимоотношений, то они такие же, как, например, у исполкома Казани с КФУ, с крупными компаниями на ее территории.

— Из каких источников финансируется работа исполкома?

— Иннополис входит в Верхнеуслонский муниципальный район, и пока у города нет своих доходов, мы получаем субсидии из республиканского бюджета. Формально утвержденный бюджет на первую половину года — порядка 4 миллионов рублей. Сейчас идет процесс согласования на второе полугодие. Думаю, объем будет больше.

 

В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ БАЗА ВАКАНСИЙ ПОЯВИТСЯ В ВИДЕ ONLINE-РЕСУРСА

— Есть ли в интернете, в свободном доступе, банк существующих вакансий в Иннополисе? Необязательно в IT-сфере. Возможно, обслуживающий, административный персонал. (Сергей) Есть ли вакансии для менеджеров, журналистов, учителей, врачей и где с ними ознакомиться?(Эльвина Ю.) Где найти информацию о том, какие специалисты активно разыскиваются в Иннополисе? (Аяз)

— Мы аккумулируем все потенциальные вакансии как IT-специалистов, так и обслуживающего персонала, который необходим городу, и в ближайшее время база данных появится в виде online-ресурса. Но сейчас в городе есть консьерж-сервис 8 800 222-22-87, который работает 24 часа в сутки без выходных и решает все проблемы: от «у меня пропала горячая вода» до «как заказать пиццу из Казани в Иннополис». По этому же телефону звонят и потенциальные соискатели, и потенциальные жители, и потенциальные инвесторы.

— Есть ли у города Иннополис официальный сайт? Не Университета Иннополис, не ОАО «Иннополис», а у города? (Самат Меннибаев)

— Сайт у нас уже есть — innopolis.ru.

— Есть ли возможность аренды офиса для компаний? (Камил)

— Арендовать офисные площади можно и у ОЭЗ в технопарке, и у фонда «Территория», владельца жилых домов, поскольку первые этажи домов отданы под коммерческую недвижимость.

— Можно ли будет человеку, не связанному с IT, купить жилье в Иннополисе? Если да, то планируются ли какие-то защитные механизмы от «предпринимателей», которые захотят выкупить квартиры и сдавать их сотрудникам компаний-резидентов Иннополиса по завышенным ценам? (Марат)

— Квартиру можно арендовать или купить любому человеку у собственника жилья — фонда «Территория». А чтобы избежать спекуляции на жилищном рынке, сейчас квартиры сдаются по модели арендного жилья.

— Сколько стоит аренда?

— Это зависит и от коммерческих переговоров с владельцем жилья, и от размера снимаемого жилья. Например, крупная компания сразу арендует большие объемы для своих сотрудников, и цена, конечно, за «опт» будет меньше. Базовая цена аренды — 350 - 360 рублей за квадратный метр. Стоимость квартиры начинается от 18 тысяч рублей.

— Далеко не льготная цена...

— Она и не может быть льготной, потому что жилье качественное, построенное по индивидуальному проекту, со всей современной инфраструктурой.

 

— Планируется ли создавать зону проживания для работников Иннополиса, например, предоставлять служебное жилье, т. к. сейчас пока не предполагается постоянное проживание работников из Казани? (Наталья)

— А что значит «служебное жилье»?

— Это значит, что человек аренду не платит, а только оплачивает коммунальные услуги.

— Вот сейчас большинству сотрудников IT-компаний и выделяется жилье по такому принципу.

— А обслуживающему персоналу, в котором город нуждается?

— Думаю, это наша следующая задача. И сейчас через вашу газету я обращаюсь к потенциальным инвесторам, чтобы они приходили и строили жилье. И даже необязательно в Иннополисе, а в той же Введенской слободе, в Верхнем Услоне.

— То есть частная компания может прийти и построить жилье или некий объект в Иннополисе?

— Абсолютно без проблем!

— А кто ему землю даст?

— Вся земля принадлежит ОАО «Иннополис Сити», две трети которого принадлежит республике. Есть определенные ставки.

 

«Я УЖЕ СЕЙЧАС ВИЖУ ПЕРВЫЕ НАЛОГОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БЮДЖЕТ ГОРОДА»

— Куда жители Иннополиса будут платить налоги?

— Пока нас «привязали» к налоговой службе Казани, но для облегчения налоговых процедур клиентов мы думаем выделить специального налогового инспектора в Иннополисе.

— Если резидентов ОЭЗ освободят на пять лет от налога на землю и имущество, то какие налоги будут оставаться в городе?

— Ключевой наш налог — НДФЛ. Что касается налога на землю и на имущество, то льготы будут только в рамках экономической зоны, и не надо забывать, что ОЭЗ занимает только 200 гектаров из 1,2 тысячи гектаров Иннополиса. Не все компании захотят стать резидентами зоны. Я уже сейчас вижу первые налоговые поступления в бюджет города.

— Иннополис — город креативных людей, поэтому, мне кажется, все должно быть креативным: образ города, отдых, традиции и даже коммунальные услуги. Кто-то в этом направлении думает?(Татьяна)

— С одной стороны, я сам про это сильно думаю, с другой — привлекаю экспертов со всей России и всего мира, с третьей стороны, у меня собрана очень сильная команда, у которой есть опыт в различных медиа-IT-индустриях, они делали урбанистические проекты по всей России, в Барселоне и в Мексике. Мы изучаем опыт многих стран, в первую очередь европейских, скандинавских. Большое внимание уделяется общественному пространству.

— Что в себя включают проекты по развитию города?

— Например, преимущество пешеходов перед автомобилями, правильная застройка — не микрорайонная, как во всей России, где люди друг с другом не общаются, где первые этажи не отданы под коммерческую инфраструктуру, где не создается локализация принципов домососедства. Есть огромное количество треков — и в области транспорта, и в области безопасности, и общественного пространства, мероприятий, бытовых услуг и т. д. Просто есть приоритеты. Сейчас надо удовлетворить базовые потребительские потребности: запустить магазин, аптеку, организовать доставку людей из Казани.

— Для чего в самом молодом и современном городе России строят подземные переходы? Во всем цивилизованном мире подземные переходы закапывают и создают безопасные пешеходные переходы для создания благоприятной городской среды. Что вы собираетесь делать — рыть подземные переходы дальше или, пока не поздно, зарыть существующие и создавать безопасные пешеходные переходы? (Ринат)

— Я тоже сторонник того, чтобы людей не загонять под землю. В городах, где пешеходам отдают предпочтение, переходы для них строят вровень с дорогой, чтобы водители всегда притормаживали. Сначала предполагалось, что в Иннополисе машины будут ездить над людьми и у пешеходов будет абсолютная доминанта. Но объем инвестиций, технологические возможности — это реальность. И было выбрано такое компромиссное решение. Хотя я считаю, что это не совсем правильно с точки зрения концепции города-сада. Будем что-то придумывать. Возможно, будем использовать эти переходы под какие-то галереи, социальные объекты общественного пространства.

— На какие инвестиции сделает ставку Иннополис? (Искандер Ахмедов)

— Повторю: на начальном этапе государство дало импульс в виде государственных инвестиций. Теперь город должен развиваться за счет частных инвестиций. И они уже появляются. У нас есть инвестор, который собирается строить торгово-развлекательный комплекс, — это российско-зарубежная компания. Они сделали проектно-сметную документацию, проект одобрен, уже огорожена площадка напротив технопарка. Они также построят гостиницы совокупно на 220 номеров на три-четыре звезды. В ближайшие месяцы инвестор должен начать строительство и за год-полтора его завершить.

Другой инвестор — татарстанская компания ООО «ЗИОН» — строит таунхаусы. Сейчас строится порядка 50 квартир. Они предназначены для продажи и для сдачи в аренду. Есть частный инвестор, который строит и собирается продолжить строить квартал жилых домов.

Вся застройка ведется по мастер-плану города, который был сделан господином Лиу Тай Кером — главным архитектором Сингапура.

— Параметры внешнего вида зданий инвесторам вы «задаете», а экологичность стройматериалов, ресурсосбережение и прочее — это тоже подразумевается? В Иннополисе будут «умные» дома?

— Конечно, все это хочется делать, и есть огромное количество проектов, но мы должны подходить к этому реалистично. Если бы у меня были миллиардные бюджеты, то это был бы полностью зеленый город, на электромобилях и т. д. Но мы постепенно к этому придем.

 

— Кто будет давать названия улицам? Будет ли интернет-конкурс на лучшее или самое популярное имя улицы? (Самат Меннибаев)

— Это функция исполкома. Сейчас у нас три улицы — Университетская, Спортивная и Центральная.

— Центральная — очень «креативное» название!

— На первоначальном этапе я тоже к этому трепетно подходил — думал, что для нового города надо что-то особенное. Но мы привлекали специалистов Высшей школы урбанистики и института «Стрелка», разных экспертов. И в итоге пришли к выводу, что на этом этапе развития города правильнее дать какие-то понятные, не пафосные имена. Такие названия потом не жалко будет переименовать. Новый город — это как стартап, и есть большая доля неопределенности.

При именовании улиц мы применяли IT-технологии: провели online-опрос 200 жителей города, и они проголосовали именно за эти названия. Более того, название «Улица Университетская» было дано изначально, а жители проголосовали за то, чтобы название улицы перенести на другую, чтобы у университета был адрес Университетская, дом 1.

 

— У вас будет центральная площадь?

— Площадь заложена в мастер-плане чуть дальше от университета, но сейчас у нас есть место рядом с университетом, где у нас проходят все праздники.

— Памятники в городе предусмотрены?

— У нас предусмотрены малые архитектурные формы, и первая из них уже есть — хештег Иннополис, который мы открывали в присутствии Дмитрия Медведева. Думаем и над другими формами.

— А традиции уже появляются?

— У нас есть День города — 9 июня. Кстати, 9 июня заложили капсулу с посланием будущим жителям и 9 июня открыли город.

 

А КАК В ИННОПОЛИСЕ С ДЕВУШКАМИ?

— У меня стартап мобильных игр. Половина сотрудников — дизайнеры, аниматоры, художники, звуковики и прочие творческие люди. Как им не сдохнуть от скуки? Как там с девушками? Соотношение, как в техническом вузе? (Тагир)

— Это был мой первый вопрос Николаю Анатольевичу Никифорову, когда я к нему впервые пришел говорить про Иннополис... (Смеется.) Мы все сейчас про это думаем, поскольку понимаем, что это тоже некий критический фактор притяжения. К примеру, можно открыть в университете факультет, больше направленный на женский контингент.

— Сейчас какое у вас соотношение мужчин и женщин?

— Сейчас как раз практически поровну, потому что приехали преподаватели с женами. И даже за два года функционирования Университета Иннополис уже родилось порядка пяти детей. Правда, их место рождения не Иннополис, а Казань.

— Есть мнение, что тот, кто хорошо работает, должен и отдыхать хорошо. Каким образом в условиях жестких графиков и сложных задач вы как руководитель обеспечиваете возможность полноценных занятий спортом себе и своим сотрудникам? (Рамиль)

— К спорту я отношусь исключительно положительно, более того, спорт считаю своим главным увлечением помимо работы. Я играю во все игровые виды спорта, катаюсь на всем, на чем только можно кататься. Вообще, спортивная инфраструктура в том районе очень хорошая: и горнолыжка, и стрелковый комплекс «Свияга», и гольф-поля, и спортивный комплекс Иннополиса. Скоро у нас появятся футбольные поля и теннисные корты.

— За какую футбольную команду болеете?

— Традиционно в семье сложилось болеть за московское «Динамо». Дело в том, что моя бабушка по папиной линии в бальных танцах была партнером у Константина Бескова, который изначально был динамовцем. Но надо быть очень преданным, чтобы болеть за команду, когда за всю свою жизнь я не видел ни одной победы этого клуба...

— Планируется ли создавать рекреационную зону рядом с Иннополисом для работников по принципу корпоративных баз отдыха? (Наталья)

— Но есть же рядом горнолыжный комплекс, и мы уже размещали там своих гостей. И я там жил месяц зимой, пока не было жилья в Иннополисе. И на лыжах покатался. Мне очень понравилось.

 

«Я НА ЧЕТВЕРТЬ ТАТАРИН»

— Когда в Иннополисе начнут строить культовые сооружения — мечети и церкви? (Ильдар)

— Надо начать собирать народные пожертвования через инновационные инструменты... (Улыбается.) В текущем плане проекта строительство культовых зданий не заложено.

— Кстати, а сам мэр Иннополиса к какой конфессии относится?

— Я по своей сути многоконфессионален, потому что у меня один дедушка — татарин-мусульманин, а другой — еврей-иудей, а обе бабушки — русские-православные. И в семье даже были «разборки», к какой конфессии я должен принадлежать. В итоге победила доминирующая в стране конфессия, я православный. Но я могу найти общий язык с представителями всех конфессий. Меня везде принимают за своего: в Испании — за испанца, во Франции — за француза... Я искренне верю, что наш век — это век коммуникаций.

— Вы уже ответили на вопрос нашего читателя: «Есть ли у вас татарские или татарстанские корни?» (Искандер)

— Да, мой дедушка — татарин, но не татарстанец, а из-под Нижнего Новгорода. Я на четверть татарин.

 

«Я ПРИШЕЛ К МИНИСТРУ И РАССКАЗАЛ ПРО СВОЙ ОПЫТ...»

— 25 июня исполнилось полгода, как вы работаете мэром Иннополиса. Интересно, кто предложил вам занять этот пост? И вообще, кто вы?

— У меня базовое IT-образование — окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физического института по специальности «моделирование информационных систем». И я 7 лет проработал в этой отрасли, пройдя путь от базового программиста до топ-менеджера крупной консалтинговой IT-компании. Дальше мой основной опыт связан с Yota, откуда я ушел в 2013 году с должности генерального директора компании «Скартел». Затем я был управляющим директором инвестиционного фонда Marsfield Capital.

В 2014 году я фокусировался на тематике производства электромобилей и большую часть времени проводил в Англии. Несмотря на то что были очень масштабные и интересные проекты, связанные с высокими технологиями, у меня не было какого-то драйва и тех эмоций, которые мы все испытывали, с нуля создавая Yota. Живя и работая в Англии, я постоянно задавал себе вопрос: что я здесь делаю? Как бы пафосно это ни звучало, но для меня важна мотивация, связанная с Россией и возможностью что-то сделать для своей страны.

Так или иначе, но я с самого начала следил за проектом «Иннополис». И Татарстан для меня — не чужой регион, потому что мы сюда заходили с Yota. Мы начинали Yota с нишевой технологии Wi-Max, но впоследствии приняли стратегическое решение перейти на последний стандарт передачи данных, который назывался LTE. Именно Рустам Нургалиевич Минниханов тогда нас поддержал и сказал, что Татарстан — первый регион в России, где эта технология запустится. В 2010 году при огромной помощи всего кабинета министров вашей республики мы в кратчайшие сроки запустили здесь сети. К сожалению, после этого начались регуляторные разногласия, и сеть мы запустили заново через два года. А в рамках проекта по электромобилям у нас одна из технологий подразумевала строительство монорельса на электротяге, и мы обсуждали возможность применения ее в Иннополисе. Это было в ноябре 2014 года.

А когда в начале декабря пришла новость, что Иннополис преобразован в городское поселение и требуются создание муниципальной власти и выборы мэра, у меня как-то все сошлось...

— То есть стать мэром Иннополиса — это был ваш внутренний позыв?

— Да, и я пришел к министру связи и массовых коммуникаций РФ Николаю Никифорову, рассказал про свой опыт и сказал, что у меня все сходится: и IT-образование, и управленческий опыт, и я всю жизнь занимался стартапами, а запуск нового города — это тоже своего рода стартап. Yota — успешный продукт, а жители города — это те же клиенты, для которых надо сделать такую же сервисную модель, когда конечным продуктом является качество жизни в городе. У меня богатый международный опыт и широкий кругозор... И Никифоров поддержал мою кандидатуру.

— А альтернатива вам была?

— Во время выборов альтернативы не было, но была возможность проголосовать против меня. Но все 11 жителей, прописанных на тот момент в Иннополисе, за меня проголосовали.

— Наверное, предварительно вашу кандидатуру согласовали на самом верху?

— Конечно, я встречался с Рустамом Нургалиевичем.

CJEsgXmUYAIW9KN.jpg
 

«ПЛАН ТАКОЙ: ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ — 155 ТЫСЯЧ ЖИТЕЛЕЙ»

— За сколько лет вы планируете решить стратегические задачи?

— Минимум пять лет. Это тот срок, на который меня выбрали и который я внутренне чувствую. Иннополис должен стать центром притяжения и альтернативным потоком трудовой миграции для российских высококвалифицированных специалистов. Сейчас есть один путь — через Москву и за границу, а наш город должен стать альтернативной точкой. Думаю, сюда должны приехать не только из регионов, но и те, кто раньше уехал в Москву. Это значит, что нам надо сделать такую экосистему, чтобы ребята не уезжали за границу. Зачем они туда едут? Думаю, за определенностью и качеством жизни. Вот эта альтернатива должна появиться в Иннополисе.

Но мы изначально должны избавиться от иллюзии, что у нас сразу получится Кремниевая долина, которая тоже проходила определенные этапы становления. На начальном этапе, повторю, это ставка на государство, на оборонно-промышленный комплекс, они должны дать первоначальный импульс данному городу. В ближайшие два года именно такая перспектива. А дальше уже подтянутся и большие компании из частного сектора, появится среда, начнут появляться и стартапы, и малые компании.

У многих молодых специалистов Иннополис имеет образ хипстерского города. И он должен таким стать в перспективе. Но такую среду в первую очередь создает комбинация больших и маленьких компаний, поэтому сразу ее создать невозможно, должны пройти определенные этапы. На первом этапе это все-таки большие компании.

 

— В мире есть примеры подобных проектов?

— Лувен ля Неф в Бельгии, Сонгдо в Южной Корее. Похожих проектов создания города с нуля не так много. Во многом у нас уникальный опыт.

— Сколько будет в Иннополисе жителей через пять лет?

— Мне бы хотелось, чтобы было более 10 тысяч человек.

— А когда выйдите на «проектную мощность» — 155 тысяч населения?

— Мне очень хочется сделать это в ближайшие 10 лет, но при строительстве города с нуля есть очень большое количество неопределенности. Весь мой опыт и вся моя философия говорят мне о том, что невозможно делать никаких выводов и принимать долгосрочных решений, отталкиваясь от неопределенности. А нужно в этой неопределенности находить островок определенности и на основании него делать какой-то понятный шаг, пусть и маленький. Этот шаг, в свою очередь, формирует еще больший набор неопределенностей и определенностей.

Имея такое направление, но тем не менее передвигаясь маленькими перебежками, можно прийти к этому результату. План такой: через 10 лет — 155 тысяч жителей. Придем мы к этому через 10 или 5 лет, будет зависеть от тех шагов, которые мы делаем сейчас. Поэтому сейчас надо жать на газ по полной. Вот есть у нас сейчас инфраструктура — технопарк, университет, кампус, жилье — надо ее быстрее заполнить. Когда мы ее заполним, будет совсем другая энергия, другое отношение к проекту, появятся инвесторы. И в следующий этап все будет происходить очень быстро.

— Вы о газете «БИЗНЕС Online» слышали до того, как мы пригласили вас к себе?

— Конечно, знал! Мне говорили, что это самый популярный ресурс, и с самого начала я слежу за «БИЗНЕС Online». Я прошу вас поддержать Иннополис на этом этапе его развития. Мне кажется, это такой светлыйпроект, за которым стоят очень правильные люди, их интересует успех и проекта, и республики, и страны. Когда я сюда приехал, я только подкрепил свое понимание этого. За 2,5 года поднять в чистом поле город — это просто какая-то сверхчеловеческая работа и сверхчеловеческие усилия!

— Егор Александрович, спасибо за интересный разговор. Успехов вам!

 

Фото: innopolis.ru

 

Справка

Егор Александрович Иванов родился 31 мая 1980 года в Москве. Окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физического института.

1999 - 2008 — работал в IT-индустрии, пройдя путь от программиста до директора международной консалтинговой IT-компании.

2008 - 2013 — директор по международным проектам, директор по развитию бизнеса, управляющий директор, генеральный директор ООО «Скартел» (бренд Yota).

2013 - 2014 — инвестиционный директор представительства компании Marsfield Capital.

С 25 декабря 2014 — мэр города Иннополиса.